Наши люди

Уже не больно

В ближайшее воскресенье педиатры отметят свой профессиональный праздник

4

Когда встал вопрос, о ком из наших детских врачей подготовить материал, я размышлял недолго. Татьяна МЕЛИСОВА наблюдала мою старшую дочь, сейчас не менее внимательно «приглядывает» за младшей. Она же – заведующий педиатрическим отделением областной детской поликлиники. В общем, для меня выбор был очевиден.

Как являющиеся моими ровесниками мальчишки прежде через одного мечтали стать космонавтами, капитанами дальнего плавания или, скажем, пограничниками, так девочки грезили о благородных профессиях врача или учителя. В совсем юном возрасте Танечка «лечила» кукол, к окончанию школы её увлечение переросло во вполне конкретную цель. Поступила в Хабаровский медицинский институт на специальность «педиатр», а в 1976 году (замечу, год моего рождения) пришла интерном в соматическое отделение нашей областной поликлиники. Уже 46 лет в профессии!

Интересуюсь, помнит ли она слова клятвы Гиппократа. Татьяна Викторовна улыбается: «Мы давали клятву врача Советского Союза. Помню». Жалела ли когда-нибудь о сделанном выборе? Ответ: «Ни разу. Разумеется, бывает очень тяжело, и случалось всякое. Но, понимаете, детки – самые... благодарные пациенты. Вот, одна девчушечка рисунок мне недавно подарила. Они выздоравливают чаще и быстрее, нежели взрослые, – таким образом, ты постоянно видишь результат своего труда».

Как в целом по области складывается ситуация с детской заболеваемостью? Медицина не стоит на месте. «В 1976-м, когда я начинала, – говорит Мелисова, –  смертность тут была как в Африке – 50 на 1000. А сегодня даже болезни, воспринимавшиеся как приговор, таковым не являются. Взять лейкоз – 70-80 процентов ремиссий». Кого много? Недоношенных детей. Чего много? Несложно догадаться: нарушения зрения и осанки (гаджеты, друзья, гаджеты!), риниты, астма, подорванный иммунитет. Налицо проблема ЧБД (часто болеющих детей). Бывает, за первый год посещения детсада ребёнок уходит «на больничный» до 16-ти раз. Что остро настораживает, так это резко возросшее число случаев сахарного диабета. «Раньше мы всех таких больных знали наизусть, а нынче уже и не запоминаем».

Спрашиваю о «тяжелом». Тут всё предсказуемо. Острая нехватка персонала (например, у нас на 21 участок приходится всего 12 педиатров, каждый в день принимает до 50 человек). Традиционно невысокие зарплаты. Можно было бы заняться частной практикой (бытует мнение, что в соответствующих медцентрах деньги гребут экскаваторами), однако, как ни парадоксально звучит, спрос на педиатров здесь существенно ниже, чем, допустим, на стоматологов. И самое главное (и печальное), за последнее время отношение к врачам изменилось отнюдь не в лучшую сторону. Можно назвать происходящее фразой «Теперь каждый знает свои права», а можно иначе – «Нам все должны». Докторам тоже свойственно ошибаться, но сейчас ошибки стоят им слишком дорого. «Мы в некотором роде ходим под Уголовным кодексом, – разводит руками моя собеседница. –  Не потому ли всё меньше молодых людей идут в нашу профессию?»

Обратил внимание героини на её, мягко скажем, ужасный почерк (по ходу беседы она не отвлекалась от заполнения кипы бумаг): «Это у вас всех правило такое? Чтобы пациенты не распознали, что вы там написали». Смеётся: «Причина исключительно в скорости. Действительно чрезвычайно много бумажной работы. А почерк, если хотите знать, в школе у меня был каллиграфический».

И, да, у Татьяны Викторовны трое внуков. Только для них она, в первую очередь, не доктор. Просто любящая бабушка Таня.

Шура ПОЛЫНИН

ДЭК-МИР

Полезные услуги

Расписание транспорта