НАШИ ЛЮДИ

Огонь, вода и медные каски

30 апреля свой профессиональный праздник отмечают российские пожарные

По работе я неоднократно общался с погорельцами. И не раз слышал от них примерно такую байку: «Вот дом у меня заполыхал. Пожарные приехали с полупустой бочкой, за пять минут вылили весь запас воды и уехали заполнять емкость заново! Да разве ж можно так обслуживать вызовы, если у тебя толком ничего не готово?!». Претензии множатся. То не с нужного краю огнеборцы начали тушить пламя, то не того бросились спасать в первую очередь. Не будем слишком уж серьёзно относиться к этим упрекам. Люди ведь на эмоциях: они потеряли имущество, документы, деньги, а то и само жилье. Но раз «бочковой» вопрос поднимается довольно часто, всё-таки стоит дать какие-то разъяснения.

Я заглянул в пожарную часть № 1 – и начальник караула Александр ПУТИЛОВ рассказал, как налажена служба:

– Заступая на смену, каждый пожарный переодевается, выкладывает свой боевой костюм, ремень, топор, шлем (медные каски, к слову, теперь исключительно музейный раритет – прим. авт.), проверяет дыхательный аппарат. Техника должна быть исправна, полностью заправлена и готова к немедленному выезду. Что касается воды, то у нас несколько автомобилей с емкостями. У того, что обслуживает областной центр, бочка чуть больше трёх тонн, а у тех, что работают по району, – шесть. Всё-таки в сельской местности набрать воду труднее. Важно, что, как только машина отработала на пожаре, она подъезжает к ближайшему водоисточнику и заполняется под завязку. Или в ближайшем водоеме, если пожар случился в селе, или у первого же гидранта, которых по городу 125 штук. Бывает, расчет даже на базу не успевает вернуться, а его уже отправляют на новый пожар. Поэтому вода в машине должна быть всегда! Почему люди думают, что мы приезжаем полупустыми? Мощность насоса в машине – 40 литров в секунду, полную бочку он выливает за 5-7 минут.

Не менее серьёзно относятся пожарные к запасам воздуха. За каждым закреплен собственный аппарат. Заступая на смену, огнеборец лично удостоверится, что баллон полный, а сам прибор исправен. Скверная выйдет история, если боец начнет задыхаться в нём. Рассчитан баллон примерно на 40 минут работы в задымленном помещении. Когда воздух заканчивается, минут за 10 наушник подает тревожный сигнал. В машине для каждого пожарного имеются резервные емкости со сжатым воздухом. Переключился – и снова в бой! Когда в позапрошлом году тушили «Гигант», было задействовано около 50 человек, и каждый израсходовал по 8–10 баллонов воздуха. Поливали торговый центр не из бочек, а подключившись напрямую к пожарному гидранту...

Сама техника тоже требует особой заботы. Ежегодно в Биробиджан приезжают специалисты, которые тестируют автолестницу на прогиб, излом, устойчивость при наклоне, скорость выбрасывания. Тут мелочей быть не может! Станет по ней спускаться особо тучный человек, а ступени возьмут да не выдержат. Нет причин ликовать, если ты не сгорел, а расшибся оземь. Эту лестницу, пожалуй, следовало бы 30 апреля украсить праздничными лентами и шарами. Ведь благодаря ей из дыма и пламени вывели сотни людей.

– Случалось, эвакуировали мы пострадавших с четвертого, пятого этажей. А люди разные, многие просто панически боятся высоты, – рассказывает один из старейших работников Андрей САВИЧЕВ. – Уговариваешь, успокаиваешь их. Многие так и норовят спуститься лицом вперед: мол, им так спокойнее. Приходится на ходу объяснять, как делать правильно. Естественно, каждого страхуешь.

Сообщили хлопцы, что пожары чаще всего случаются по пьяни. Любители огненной воды сначала «накидаются» сверх всякой меры, потом пускают сдуру «красного петуха». Зато, когда примчатся пожарные, вырывают из рук рукав, втолковывая, что, где и как надо тушить. Мешают они очень. Самых деятельных охолаживают. Нет, не водой из гидранта. Полиция урезонивает.

Старший лейтенант Путилов шепнул, что Савичев и несколько самых опытных бойцов, заходя в помещение, по запаху сразу определяют, есть ли тут «двухсотый». У молодых носы ещё не такие чувствительные. Им бы вообще на первых порах лучше ничего не видеть и не чувствовать. Бывало, что от вида и запаха обгорелого тела ребят выворачивало наизнанку. Впрочем, со временем все привыкали.

Парни принялись рассказывать мне любопытные случаи из своей практики, но ожил громкоговоритель – и они полетели тушить очередной пожар. Уверяю, я даже не успел расчехлить фотоаппарат, а мои собеседники уже нырнули в свои защитные костюмы и запрыгнули в машину. Минуты не прошло, а их и след простыл.

Безусловно, все мы не безгрешны, и, наверное, в адрес огнеборцев тоже можно высказать ряд замечаний. Но в праздник – только о хорошем. Слов благодарности они заслужили куда больше.

Евгений СТЕПАНОВ