ТОЖЕ ПРАЗДНИК

 Неблагодарная специальность

 20 июня – День медицинского работника

 04

К своим врачам люди обычно относятся с почтением и теплотой, ибо нет для нас ничего более ценного, чем здоровье. Считается хорошим тоном после успешного лечения отблагодарить доктора: преподнести букет цветов и коробку хороших конфет – если это женщина, или вручить бутылочку с десятью звездами, коли эскулап – мужчина.
Однако такой политес соблюдается не всегда. У моей сегодняшней собеседницы Ольги УШАКОВОЙ специальность, пожалуй, неблагодарная. Она врач-ординатор «особого» отделения Областной психиатрической больницы. Её сегодняшние подопечные не просто больные, а совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, признанные душевнобольными и отправленные судом на принудительное лечение.

05

– Ольга Яковлевна, расскажите о пациентах вашего скорбного отделения. Кто лежит, с каким недугом, опасны ли они, чего от них можно ожидать?

– Наше отделение было создано в 1989 году. Вообще, медучреждений подобного вида существует четыре типа. Скажем, отделение интенсивной терапии. Там очень жесткий режим, военизированная охрана, строгая изоляция... На Дальнем Востоке таковых нет, и соответствующих больных отправляют в западные регионы. У нас режим значительно мягче. Лечение, обслуживание и охрана осуществляются силами самого медицинского персонала. Далее – общее отделение и отделение с амбулаторным лечением. Туда переводят тех, кто устойчиво идет на поправку.

Сначала здесь содержались не только местные, но и жители из соседних регионов: Хабаровского края, Амурской области, Якутии... Но это дело довольно затратное, поэтому своих больных каждый регион теперь лечит у себя на местах. Среди наших пациентов убийцы, насильники, грабители... Многие преступления были совершены внутри семьи, в отношении домашних. Люди были направлены на судебно-психиатрическую экспертизу, где у них выявили серьёзные психические заболевания, всех их признали невменяемыми, а значит, они не отдавали отчета своим действиям. Согласно законодательству отбывать наказание в местах лишения свободы данные граждане не могут, а потому, по решению суда, находятся у нас на принудительном лечении. Что касается заболеваний, преобладают умственная отсталость, шизофрения, поражение сосудов головного мозга вследствие длительного употребления алкоголя или наркотиков. Находятся больные тут довольно долго: три, пять, семь лет. С момента поступления по каждому раз в полгода проводится консилиум – и врачи решают, есть ли позитивные изменения. И лишь в случае устойчивой ремиссии мы можем ходатайствовать о смягчении режима. Сюда приезжает выездной суд, знакомится с нашими рекомендациями, учитывает позицию прокурора и защитника, а также мнение социального работника, поскольку это очень важно. У многих больных нет ни кола, ни двора, и родственники не хотят их знать. Судья уже принимает решение: перевести больного на более мягкий режим или пока оставить здесь.

– Бытует мнение, что в таких отделениях царит чуть ли не инквизиция. Больных держат под замком, приковывают к кроватям наручниками, колют им какие-то особо болезненные лекарства. Все медицинские работники – дюжие ребята, способные даже самого буйного свернуть в бараний рог.

– Ничего похожего. Обычные врачи, обычные медсёстры, иногда вполне себе субтильные. Никакой грубой силы к больным никто не применят. Хотя и такое случается, но крайне редко. До 2017 года, действительно, режим тут был чуть жестче. Больные находились в своих палатах под замком и, если выходили, то только по какой-то надобности в сопровождении медработника. Друг с другом не контактировали. Вышла из комнаты отдыха одна палата – зашла другая. Теперь все палаты открытые, больные ходят по общему коридору, общаются между собой, играют, беседуют, вместе проводят время. Есть только одна палата, которая находится под особым наблюдением. Там держат новоприбывших. Просто пока ещё не знаешь, чего от них ожидать, и лучше приглядывать за ними получше. Потом новеньких переводят в общую палату.

Неприятные моменты иногда, конечно, случаются. Недавно один наш пациент шел по коридору, вроде в хорошем настроении, и вдруг ударил другого больного кулаком в живот. И довольно сильно. В столовой был случай: во время обеда мужчина вдруг впал в ярость и швырнул столик в медицинскую сестру. Пришлось применить силу, чтоб его успокоить. И, кстати, санитару помогал справиться с буйным и перенести его в палату один из наших больных. Хулигана зафиксировали на кровати. Дежурный врач тщательно записал, что случилось, почему пришлось привязать пациента, какой препарат был введён. Через полчаса его освободили, больше инциденты не повторялись. Девушка-медсестра не пострадала, хотя время от времени кому-то из медработников всё-таки «прилетает». В таких случаях, как правило, достаточно накинуть на голову больному одеяло – тот теряет ориентацию, и приступ ярости прекращается.

– В конкретной ситуации вам помог один из пациентов. А как вообще складываются отношения у медперсонала со своими подопечными и у больных друг с другом. Пять-семь лет под одной крышей – это много.

– Мы действуем по принципу мягкой силы, четко обозначая свои требования. Вы должны поесть, помыться, вовремя принять лекарства и так далее. Если кто-то вдруг заупрямится, откажется есть или принимать лекарства, убеждаем словами, что это необходимо. В более доверительные отношения медперсонал не вступает. Какие-то просьбы, требования, выходящие за рамки лечения, игнорируются. Всё решается в установленном порядке через старшую медсестру или социального работника. Случается, между пациентами завязываются приятельские отношения. Один больной взял некое шефство над двумя другими. Те за собой практически не ухаживают, так он следит, чтоб они вовремя помылись, почистили зубы, сменили белье. Пациенты могут постирать товарищу какие-то вещи, делятся друг с другом передачами из дому, дают позвонить со своего телефона (трубки выдаются в определенные часы). Раньше, правда, тут существовала своеобразная зоновская иерархия. Были авторитеты, изгои. Такого уже давно нет. Однако люди, пользующиеся каким-то особым влиянием среди остальных, временами появляются.

– А как часто наступает улучшение в состоянии ваших подопечных.? Если это происходит, раскаиваются ли они, тяготятся ли произошедшим? Готовы ли их простить и принять родственники? Ведь они не какие-то мелкие воришки, а убийцы и насильники.

– Улучшение бывает, но, к сожалению, далеко не всегда. У нас в отделении сейчас содержится больной, которого перевели из Волгограда из интенсивной терапии. Он совершил убийство. Мужчина рассказывает, что служил в спецназе ФСБ, был заброшен с секретной миссией в Афганистан, там был захвачен в плен, бежал, долго скитался в горах. По-хорошему в таком состоянии его следовало бы оставить в интенсивной терапии, поскольку очевидно, что улучшения нет. Один из наших пациентов изнасиловал малолетнюю девочку в гаражном массиве. Никакого раскаяния! Произошедшее его только смешит.

Бывает, что больные на комиссии говорят, что да – осознали, да – раскаялись. Но обычно это делается, чтоб произвести благоприятное впечатление и добиться какого-то послабления в режиме. Нет-нет, а в разговоре проскакивает: «Он сам меня первый задел, сам наскочил на нож!» Умственно отсталые – те вообще легко управляемые. Их друзья подобьют, допустим, на кражу или грабеж. Сами остаются в стороне, а этих – под суд и в больницу. Многие даже не помнят, что такого натворили. Чаще и более искренне раскаиваются люди, у которых вследствие длительного употребления алкоголя случились органические нарушения головного мозга. Родственники относятся по-разному. Сюда регулярно приезжает уже не молодая женщина с полными сумками для сына. Если что нужно, по первой же просьбе привозит необходимые лекарства, витамины, вещи. А попал мужчина к нам за то, что её же пытался убить. Так сильно избил, что она уже идти не могла, ползла к соседям за помощью. Этот же шел следом и пинками добивал её. Но простила, теперь ходит к нему. Вот она материнская любовь! Другой наш пациент убил своего отца. Жена ещё появляется, а дети нет. Не хотят его знать. Нередко родственники приходят и передает вещи и еду, но от свиданий категорически отказываются.

– Вы сказали, что многие больные находятся у вас годами. Но ведь невозможно столько времени находиться в четырех стенах. Что-то ведь они делают, как-то заполняют свой досуг?

– Безусловно! У нас большая комната отдыха, есть отличный телевизор. Мы там своими силами сделали ремонт. В установленные часы больные собираются там, смотрят передачи, играют в настольные игры. Пульт находится у медсестры, и, понятно, что ужасы и боевики пациентам не показывают. Из фильмов они предпочитают комедии и мелодрамы. Любят какие-то весёлые передачи, типа КВН. Обожают музканал и охотно подпевают и пританцовывают, когда песня им очень нравится. Когда на 9 Мая был парад на Красной площади, чуть ли не всем отделением пришли. И «Служу Отечеству» тоже охотно смотрят. Часто играют в настольные игры: лото, шахматы, какие-то детские игры с кубиками. Но даже у шахмат удалены все острые грани во избежание инцидентов. Пациенты с умственной отсталостью зачастую не умеют ни читать, ни писать, признаны необучаемыми. Зато они охотно лепят, рисуют, собирают мозаику, делают аппликации. Днем выходят во дворик, правда, гуляют внутри периметра.

Тут же мы разбили небольшой огород и теперь выращиваем огурцы, помидоры, редиску... Кстати, наши медработники иногда подкармливают пациентов. Приносят из дому излишки огородной продукции, какие-то сладости. Что до книг, это реже. Хотя был у нас один мужчина, который читал запоем очень специфичную литературу типа Ленина и Маркса. К слову, пациент был с высшим образованием. К сожалению, уже давно нет производственных цехов при больнице. Обычно больные работали там очень охотно.

– Ольга Яковлевна! Я понимаю, что вы от своих пациентов едва ли дождетесь слов благодарности. Но мы, простые люди, прекрасно понимаем, как важен и нужен для всех ваш нелёгкий труд. Страшно представить, что бы творилось на наших улицах, если бы тут спокойно расхаживали маньяки да убийцы. Хочу поздравить вас и ваших коллег с наступающим праздником – Днём медицинского работника. Всех благ!

 

Беседовал Евгений СТЕПАНОВ

ДЭК-МИР

Полезные услуги

Расписание транспорта