Из первых уст

Удержать на краю

10 сентября – Всемирный день предотвращения самоубийств 

Этот день проводится при поддержке Всемирной организации здравоохранения и под патронажем ООН ежегодно начиная с 2003 года. Об актуальности проблемы суицидов для России свидетельствует тот факт, что по статистике, приводимой ВОЗ, наша страна входит в первую десятку стран по числу самоубийств. О причинах, которые приводят людей к роковому решению, мерах предупреждения суицидов – в беседе с заместителем главного врача областной психиатричес-кой больницы по лечебной работе Олегом ТОЙТМАНОМ.

 02

– Олег Леонидович, у вас в больнице ведётся статистика по самоубийствам?

– Разумеется, но она не отражает полную картину. Ведь через нас проходят только те, кто пытался совершить суицид, но по разным причинам не осуществил его. Завершённые самоубийства регистрируются и проходят через правоохранительные органы. Если человек отравился таблетками или оказался на грани смерти от передоза наркотических веществ, он поступает в различные медицинские учреждения, где его выводят из острого состояния. В последующем, коли есть подозрение на суицид, вызывают врача-психиатра. Когда пациенту необходима психиатрическая помощь, переводим его в нашу больницу либо предлагаем обратиться в наше учреждение.

К сожалению, не все потом приходят к нам. Чаще всего это связано с тем, что боятся обращаться к психиатру. Это пошло ещё с советских времён. Когда речь о подростке, то родители опасаются, что такой факт в биографии, как пребывание в психбольнице, может сказаться на будущем ребёнка. Но нужно знать, что если у него реальная депрессия, он не может решить какие-то проблемы, то само собой это не рассосётся, и через какой-то промежуток времени он либо всё-таки попадёт к психиатру, либо предпримет окончательную попытку самоубийства.

Возвращаясь к вопросу, скажу, что лечение в психиатрической больнице проходит меньший процент из тех, кто совершает суицид.

– Всё-таки хотя бы примерно можно сказать, сколько в ЕАО в год человек пытаются совершить самоубийство? Десятки, сотни?

– Десятки. Чаще это женщины. Возраст самоубийц снижается. 20 лет назад это были в основном люди, которым за 35. Причины: проблемы в семье, на работе, финансовые и так далее. К сожалению, в последние пять-семь лет растёт число суицидальных проявлений у детей. Это связано, например, с буллингом, когда над подростком издеваются в школе. Такое было в какой-то мере и раньше, но дети были эмоционально сильнее. Сейчас ещё прибавился кибербуллинг, когда насилие совершается не только в реальной жизни, но и в Сети. Дети довольно быстро срываются и совершают попытки суицида. При осмотре призывников мы всё чаще встречаем парней с порезанными руками. Они никогда не обращались к психологам, психиатрам, в детскую больницу, чтобы зашить раны. Но у них возникали ситуации, когда ребята резали себе вены.

– То есть это были попытки суицида?

– Да, но он не знал, слава богу, как это завершить. Увидев кровь, испугался, сам себе обработал рану.

– Но, если попытка суицида стала известной, человек обязательно проходит через вас?

– Да. Ведь такая попытка – следствие какой-либо проблемы. Не бывает так, что человек вчера попал в стрессовую ситуацию, а сегодня уже пытается распрощаться с жизнью. Чтобы дойти до этого, сначала должны появиться суицидальные мысли. Они накапливаются. Поэтому, лечение у психиатра после незавершённого суицида нужно обязательно. Человека необходимо вывести из острого состояния.

– Ещё лучше, если ему будет оказана помощь до того, как он попытается покончить с жизнью. Особенно важно вовремя заметить это у детей. У нас во всех школах есть психологи?

– Не во всех, но во многих. В подростковом возрасте попытки суицида почти всегда связаны со школой. Причины могут быть разные: плохая учёба, учитель чем-то обидел, он стал изгоем, над которым все смеются в классе. И школьный психолог, в случае обращения родителей, директора, педагогов, работников социальных служб, комиссии по делам несовершеннолетних, конечно, работает с такой категорией подростков.

– Он должен добиться того, чтобы такой подросток побывал у вас?

– Необязательно. Психолог может рекомендовать, когда он видит, что у ребёнка есть психические проблемы. Но лечение, неважно, была или не нет суицидальная попытка, производится только с согласия родителей подростка до 15 лет или самого подростка, когда ему больше 15. Есть случаи, когда такое согласие не требуется. В одном из пунктов 29-й статьи Закона о психиатрической помощи значится: если человек опасен для себя и неоказание психиатрической помощи может привести к ухудшению его самочувствия, мы имеем право лечить его без его согласия. Такого человека мы оставляем в больнице с последующим обращением в суд в течение суток, и суд принимает решение, оставлять или нет его в стационаре.

– Предположим, ребёнок замечен в попытке суицида не один раз, а родители к психиатру не обращаются, к ним какие-то законные меры применяются?

– Мы можем обратиться в органы попечительства или в комиссию по делам несовершеннолетних, и они уже реагируют на это.

– Такие случаи у нас в области были?

– По суицидам не было. Но по вопросам воспитания детей несколько обращений в органы опеки имелось.

– Сегодня много пишут и говорят о группах смерти в интернете. У нас тоже были случаи самоубийств подростков, которых подтолкнули к этому такие секты.

– Здесь больше могут рассказать в следственных органах. Мы проводили посмертные экспертизы подростков, которые вроде были связаны с такими группами. Выскажу личное мнение: если человек под воздействием какого-то ментора, который указывает, что он должен прыгнуть с девятого этажа, броситься под поезд, это делает, то, как правило, он имеет к этому предрасположенность. Предположим, на такой сайт зайдёт психически здоровый подросток, который не имеет соответствующего желания... Скорее всего он пошлёт советчика подальше. Проявляет интерес? Тогда у него уже есть проблемы.

– Когда взрослым становится известно, что ребёнок заходит на такие сайты, это уже тревожный сигнал?

– Само собой. И на него надо реагировать. Как минимум – поговорить. Если он отмалчивается, есть школьные работники, психологи, мы, наконец. Помочь ребёнку можно всегда, было бы желание.

– Всё-таки у нас совершают попытки суицида больше взрослые. Есть ли люди, предрасположенные к суициду, и те, кто никогда не совершат самоубийство?

– Конечно. Есть такие, кто, попав в тяжёлую ситуацию, начинают искать выход из неё. Пословица, французская, кажется, гласит: «Человек, который ищет причину, всегда находит проблему. Человек, который ищет решение, находит решение». Мыслительная жвачка: почему это произошло именно со мной, почему с другими такое не случается, – не помогает. Он как будто копает яму, которая становится глубже, и вылезти из неё всё сложнее. Коли не поставил заранее лестницу, такой человек из неё уже не выберется. Начинается депрессия: нарушения сна, плохое настроение, что, в конце концов, может привести к срыву, к развитию различных невротических расстройств. И закончиться суицидом.

– В фильмах, особенно американских, часто показывают группы людей, которые собираются, исповедуются и тем самым избавляются от психологических проблем. Во-первых, есть ли подобные у нас? А во-вторых, если человек ещё не совершил попытку самоубийства, но такие мысли уже появляются, и он это осознаёт, стоит ли ему идти в такую группу?

– На сегодня в ЕАО есть только группа анонимных алкоголиков. Других групп, оказывающих психотерапевтическую помощь, у нас нет. Проблема в чём? Чтобы войти в такую группу, человек должен понимать, чего хочет. Потому что он должен не только рассказать про себя, но и проработать эмоцию. Просто прий-ти и послушать, что говорят другие – так свою проблему не решить. Можно её даже усугубить. Причин, почему у нас нет таких групп, несколько. Нет психотерапевтов, которые бы занимались этим. Люди не готовы ходить не такие занятия, обсуждать с чужими какие-то внутрисемейные, личностные проблемы. Это российская ментальность.

– Мне кажется, что в таких маленьких городах, как Биробиджан, ещё труднее создать такую группу.

– Само собой. В мегаполисе, где люди, разойдясь, могут больше не встретиться, это легче.

– Что же должен делать человек, если у него появились суицидальные мысли?

– Чем раньше он обращается к врачу, тем легче выйти из депрессии. Даже без психотерапии, даже только принимая лекарства, даже на уровне нашей небольшой больницы. Мы неплохо лечим. Есть суицидальные мысли – бегите к психиатру, психологу, психотерапевту, к кому-либо, кто вам поможет.

– Может ли в этом случае помочь церковь?

– Если происходит улучшение состояния – ментального, психологического, то неважно, от чего – к батюшке ли вы сходили, или к психотерапевту…...

– ...или соседке рассказали...

– Да, «кухонному психотерапевту». Человек получил какое-то решение ситуации? Это прекрасно. Главное – удержать его на краю бездны.

Беседовал Михаил КЛИМЕНКОВ

Расписание транспорта

Полезные услуги