Из первых уст

С небес на землю

Депутат Государственной Думы РФ Анатолий ТИХОМИРОВ о жизни и работе представителей депутатского корпуса России

 03

Действующие полномочия Анатолия Фёдоровича закончатся через пять дней после выхода этого материала – 12 октября 2021 года. Он уже вернулся в Биробиджан, сдав в Москве квартиру и всё, что получал при вселении, вплоть до каждой вилки и ложки по счету. Сейчас можно просто навестить старых друзей и не спеша, не по графику и регламенту, поговорить о пяти нелёгких, но интересных годах работы в Госдуме и своей жизни, которая всегда была между Москвой и Биробиджаном.

– Анатолий Фёдорович, о жизни депутатов Государственной Думы бытует множество небылиц. Хорошо бы опустить всё, как в народе говорят, с небес на землю. Расскажите о реальных условиях работы и быта депутатов из регионов, не жителей Москвы.

– Система обустройства депутатов в Думе уже достаточно отработана. Когда я пять лет назад прилетел в Москву, меня встретили, поселили в гостинице, выдали необходимые документы, показали место в зале, где я буду сидеть во время заседаний, рассказали, как пользоваться техникой, установленной на месте депутата. Дальше недели три ждал, когда мне подготовят кабинет. Благодаря моей помощнице Елене Владимировне Филипповой я раньше других вошел в отремонтированный кабинет с новой мебелью, мне поставили технику, спецсвязь, телефон, компьютер, ноутбуки с выходом в интернет, средства закрытой связи. Поначалу для моих товарищей, у которых ещё не было своих кабинетов, мой был своеобразной перевалочной базой – они приходили сюда между заседаниями, чтобы отдышаться, попить чаю или кофе.

У нас сложилась хорошая дружная группа депутатов из разных регионов: депутат уже третьего созыва Валерий Скруг из Белгорода, Андрей Марков из Воронежа, Александр Авдеев из Калуги, металлург Виталий Бахметьев из Магнитогорска, Михаил Шеремет из Крыма. Мы все из одной партии «Единая Россия» – и познакомились благодаря нашей фракционной группе.

Вместе с тем, я могу сказать, что у меня сложились прекрасные отношения с представителем ЛДПР Сергеем Марининым из Ульяновской области, очень хорошо общался с коллегой из «Справедливой России» Галиной Хованской, с представителем КПРФ Алексеем Корниенко. Именно в Госдуме я понял, что такое настоящие толерантные отношения между людьми. Мы вместе работали над законами, решали, о чём-то спорили, но приходили к единой точке зрения – и были проекты, которые вносили совместно.

Возвращаясь к рабочему кабинету, могу сказать, что для работы депутата он не приспособлен. На площади примерно 18 квадратных метров установлено два стола – мой и помощницы, два шкафа – для одежды и для документов, ещё помещался журнальный столик и небольшое кресло для гостей.

После организации рабочего места мне нужно было получить жилье. По закону депутаты после сложения полномочий ещё в течение месяца могут занимать служебные квартиры, кто-то освободил их быстро, а некоторые продолжали там жить – и в администрации дело доходило до скандалов. Поэтому я получил ключи от квартиры в жилом комплексе на улице Улофа Пальме только 15 января, то есть спустя почти три месяца после начала работы. Квартира с одной спальней, мне больше и не требовалось: дочь заканчивала школу и осталась в Биробиджане. А вот, например, мой сосед, трехкратный олимпийский чемпион по вольной борьбе Бувайсар Сайтиев, отец пятерых детей, получил квартиру с четырьмя спальнями. Мебель была произведена и закуплена в Белоруссии в двухтысячные годы. Обставлено всё достаточно скромно, но площади просто огромные: у меня квартира была порядка 80 квадратных метров с двумя лоджиями. Мне такая площадь не нужна была, но других квартир просто не было. Поначалу я называл её квартирой, а после – общежитием. Мне это напоминало студенческие годы. Мы с ребятами общались в институте, а после я приходил в общагу и видел те же лица. Так было и здесь. С одними и теми же людьми встречаешься в зале заседаний, и те же лица видишь в своем подъезде.

В квартире была даже посуда – ничего изысканного, обычные ложки и вилки. Обрастает легендами питание в Государственной Думе. Когда я приехал, пару раз сходил в столовую, и, честно сказать, не очень понравилось. Когда ко мне приезжали гости, то часто спрашивали: правда ли, что нас кормят за 50 рублей. После посещения столовой вместе со мною они понимали, что это фейк и такого быть не может. Хочу сказать, что цены в столовой нашего областного правительства и в любой биробиджанской кафешке ниже, чем в думской столовой. Сам я по утрам, приезжая на работу, пил чай, а вечером дома старался что-нибудь приготовить, хотя, по правде говоря, не очень люблю это занятие. Моё любимое кулинарное изделие - сосиски в микроволновке.

– По телевизору раньше часто показывали, как депутаты голосуют друг за друга. Вам приходилось делать это по чьей-либо просьбе?

– Должен сказать, что все фракции голосуют по решению своего президиума. Даже если у нас появлялись вопросы по какому-то законопроекту, мы всё это обсуждали на заседании фракционной группы. Были случаи, когда я и мои коллеги не соглашались с общим мнением, воздерживались или голосовали против, но в большей части придерживались решения партии. Для того чтобы депутат ушел, а мне разрешили проголосовать за него, ему необходимо подойти к руководителю фракционной группы и объяснить причины отсутствия. Руководитель может разрешить мне проголосовать за депутата по каким-то законопроектам, но дальше его карточка вытаскивается – и этого депутата на заседании больше нет.

В период пандемии обращались к схеме, существовавшей в предыдущих созывах: многих просто удаляли из зала, это касалось людей в возрасте 60+, они находились в своих кабинетах, видели всё происходящее на мониторе, но согласовывали с фракцией свою точку зрения. Если у них появлялись какие-то вопросы, они спускались в зал. Спикер Госдумы Вячеслав Викторович Володин очень строго следил за обеспечением безопасности для здоровья депутатов. «Ковидом» переболела половина Государственной Думы, пять человек мы потеряли.

– Все помнят, как часто вы за эти годы бывали в Биробиджане. Хватало ли вам времени на общение с друзьями, делились ли они при встрече наболевшими проблемами и заботами? Если да, то как это сказывалось на вашей депутатской деятельности?

– Из прошедших пяти лет, если считать вместе с отпусками, три года я провел здесь, два года в Москве и 60 дней в воздухе во время полетов туда и обратно. Если верить программе «Аэрофлот бонус», то при возвращении домой это был мой 189-й перелет. Так называемая региональная неделя составляла восемь дней между перелетами, за это время предполагались участия в мероприятиях, выезды в районы, приемы граждан. Естественно, на общение с друзьями времени оставалось очень мало.

Только сейчас я поставил себе задачу – в первую очередь повстречаться с друзьями. Накопилось многое, о чём хочется поговорить. Мы хоть и редко, но встречались, мнение друзей (у меня их не так много) всегда очень интересно, это единственные люди, которые могут сказать тебе правду. Они честно скажут про то, как реально оценивают работу Госдумы и власть на местах. Иногда их мнение формируется на фоне фейков, которых сейчас много в социальных сетях, и мне приходится им объяснять, что происходит на самом деле. В районах области я бывал часто и там получал очень важную информацию. Могу сказать, что шесть законов России повились именно после того, как я пообщался с жителями ЕАО.

– Как в период вашей депутатской деятельности складывались отношения с руководством Еврейской автономной области?

– У меня не просто складывались взаимоотношения с Александром Борисовичем Левинталем. Я искренне не увидел «экономического бума», про который он мне говорил. Мы почти не обсуждали никаких вопросов, и с его стороны не было каких-либо просьб и предложений. С приходом Ростислава Гольдштейна всё изменилось. Когда я приезжал в регион, мы сразу встречались, обсуждали, в каком районе нужно побывать, встретиться с людьми, какие вопросы я могу помочь решить в Москве и так далее. Для меня такая форма взаимодействия была очень важна.

– Каково это покинуть мегаполис и через пять лет вернуться в Биробиджан?

– В моей жизни такое происходит второй раз. После окончания Хабаровского медицинского института меня распределили в клиническую ординатуру в Москву. После её окончания мне предлагали квартиру и работу в столице, но, во-первых, у меня были обязательства вернуться, во-вторых, я как-то не прирос к Москве. Сейчас, если вы спросите моих московских друзей, например, Владимира Михайловича Джабарова, с которым мы часто виделись и общались, про меня скажут: «Для него пять лет в Государственной Думе – как будто срок в Магадане». Я всегда мечтал вернуться в Биробиджан. В Москве совсем другая жизнь там нет такого ощущения дома и близости людей. Поэтому я одним из первых сдал кабинет, квартиру и улетел домой.

– Почему вы решили не выдвигать свою кандидатуру для дальнейшей работы в Государственной Думе?

– Тележурналисты задавали мне этот вопрос два года назад, и я ответил тогда, что в Думу больше не пойду. Работу депутата нужно исполнять как положено, часто бывать в регионе, а это значит – постоянно мотаться между Москвой и Биробиджаном. Я понимал, что это скажется на моем здоровье, что дальше ездить будет ещё тяжелее. Я не могу сидеть в Москве и не общаться с избирателями. Вернуться домой навсегда – моё осознанное решение. Кроме того, в работе депутата Госдумы нет того драйва, как здесь, где на месте принимаешь конкретные решения по конкретным вопросам, помогаешь группе людей или даже одному человеку.

– Вы не похожи на человека, который сядет дома и станет почетным пенсионером. Чем намерены заняться?

– Я начал об этом думать примерно полгода назад. Если бы не возраст, 65 лет, то я мечтал бы вернуться в профессию, но с таким перерывом возвращаться в медицину рискованно. Я не хочу, чтобы про меня говорили: «Был врач – и умер...» Конечно, есть предложения поработать в органах управления, в бизнесе. До 12 октября я депутат Государственной Думы. Потом будет видно. С моим характером я должен не просто где-то работать, мне нужно общаться с людьми, принимать решения, так что эта тема ещё будет обсуждаться. Есть предложения от руководства области, и, думаю все вместе мы примем какое-то правильное решение. Дома я сидеть точно не буду.

Александр ДРАБКИН

Расписание транспорта

Полезные услуги