Неизвестное об известном

Щука не превратится в щюку

Министерство просвещения разработало законопроект, согласно которому изменятся правила орфографии и пунктуации русского языка. О том, что предполагается сделать, и шире – о состоянии Великого и Могучего сегодня, я побеседовал с доцентом кафедры русского языка Приамурского государственного университета имени Шолом-Алейхема, кандидатом филологических наук Еленой СПИВАКОВОЙ.

 06

– Елена Михайловна, существенная реформа правил русского языка была в 1918 году. Но язык меняется постоянно. Я даже не беру древнерусские летописи или «Слово о полку Игореве», которые без перевода нам непонятны. Даже язык XVIII–XIX веков существенно отличается от современного. Вообще, когда появились пресловутые правила? Это где-то обозначено?

– Точную дату определить невозможно. Правила определяются в ходе развития языка. Ученые идут вслед за этим процессом и только фиксируют изменения. Литературный язык начал формироваться в XVIII веке. Тогда же, в начале века, состоялась первая реформа орфографии. Её инициатором был Пётр I. Избавились от букв, которые пришли к нам из греческого и старославянского: например, юсов, обозначавших носовые гласные. Таких звуков не было в древнерусском. Или омега – греческая буква, которую иногда использовали для обозначения звука о. В кириллице она была избыточной. Некоторые нормы правописания привели в соответствие с реальным произношением. Например, глагол учиши стали писать учишь.

Позже открылась Академия наук, появились учёные-филологи, изучающие нормы языка. К концу XIX века стало ясно, что петровская реформа не отразила всех произошедших изменений. К тому же и после неё прошло почти два века, в течение которых язык развивался. Поэтому потребовалась новая реформа, которая и прошла в начале ХХ века.

– Она была проведена в 1918 году большевиками, но готовили ведь её ещё до революции?

– Да, орфографическая подкомиссия работала с 1904 года. В 1912 году она выпустила постановление, включившее даже более радикальные изменения правил орфографии, чем позднее утвердили большевики. Но они встретили большое неприятие общественности. Я думаю, что тогда решили не дразнить гусей и не проводить реформу.

– Что сделали большевики?

– Во-первых, устранили буквы-дублеты. Так, например, звук и обозначался тремя разными буквами: i (и), привычная нам и (она называлась иже), а также ѵ – ижица. На месте звука э писали то букву есть – привычную нам е, то ѣ (ять). Для обозначения звука ф использовалась то Ф (ферт), то Ѳ (фита). Правила, которое помогло бы проверить написание, не существовало. Слова с ять запоминались списком, очень длинным. Во-вторых, большевики устранили Ъ (ер) в конце слова – в древнерусском он означал редуцированный гласный, но уже в XII веке этот звук был утрачен. 

Реформа устранила имевшиеся сложности. Тогда стояла задача повышения грамотности населения, требовалось как-то упростить орфографию. И это было логично. Во-первых, кириллицу придумали на базе южнославянских языков. Во-вторых, алфавит был разработан в IХ веке, на Русь попал в Х, то есть за тысячу лет до реформы. Изменения произошли большие. Поэтому реформа назрела давно.

– Изменения вносили и в 1956 году.

– Небольшие. Закрепили написание некоторых слов. Например, слово «чёрт» раньше писалось через о. Слово идти – с двумя т (итти). Уменьшилось число слов с цы в корне. Изменились некоторые дефисные написания. Введены другие изменения, но в целом можно сказать, что они не были радикальными.

Собственно, то, что предлагается сейчас, носит такой же уточняющий характер. Эти изменения инициированы Министерством науки и высшего образования. На его сайте опубликован документ «Правила русской орфографии», пока не утверждённый. Я не увидела в нём существенных отличий от тех норм, которые мы усвоили ещё в школе.

Что может измениться? Время от времени правила орфографии и пунктуации необходимо пересматривать. Язык всегда развивается, как и общество. Если раньше внуки жили так, как их деды, то сейчас мы сами живём не так, как десять лет назад. И язык реагирует на это, конечно.

– Вы имеете в виду, прежде всего, новые слова?

– Да. Нужно определиться, как их писать. Элементарный пример: слово блогер. В английском языке blog (интернет-журнал) пишется с одним g, а  blogger – с двумя, потому что там правило чтения закрытого слога требует удвоения согласного. В русском языке таких правил нет. Мы к заимствованному из английского слову блог прибавляем суффикс -ер, который у нас уже «прижился и хорошо осознаётся носителями языка. Второй г взяться, как будто, неоткуда. И сейчас кто-то пишет с одной г, кто-то с двумя. Слово активно используется, поэтому надо решить, как его правильно писать.

– Возникает вопрос. Сегодня в русский язык врываются, в первую очередь, англицизмы. И так активно, что порой слышишь или читаешь и недоумеваешь: ведь есть же русские слова с тем же значением. Насколько осторожно проект подходит к закреплению иностранных слов в русском языке?

– Он касается лишь орфографии. Учёные не вводят в язык новые слова и не узаконивают их. Проект определяет, как писать слова, которые уже вошли в обиход. Лексику узаконить сверху вообще невозможно. Нельзя запретить какие-то слова или обязать употреблять только такие варианты.

Лично мне тоже не нравится, когда злоупотребляют англицизмами вместо существующих русских. Полагаю, слово консолидировать ничуть не лучше русского объединять. Но языковая мода – вещь упрямая. Молодежь, например использует глагол свайпнуть в значении перелистнуть фото на экране смартфона. Жаргон геймеров активно пополняется за счёт англицизмов: лут (добыча), лутать (собирать лут), дамажить (наносить урон), хилиться (лечиться), ваншотить (убивать персонажа игры с одного удара) и другие.

Но эти жаргонизмы свидетельствуют и о живучести русского языка. Английские слова превратились в русские глаголы и стали изменяться по нашим правилам. Даже чередование проявляется: я ваншочу, а не ваншатю. То же самое произошло с английским словом like – у нас от него образовалось очень распространённое сейчас слово лайкать.

В принципе, русский язык осваивает эти слова. Заставить людей говорить по-другому? Издать приказ, что слово свайп не существует? Вряд ли его перестанут употреблять.

– Вспомнилось, что был закон о запрете в СМИ, литературе, в театре, в соцсетях четырёх всем известных нецензурных слов. Мне кажется, что после этого их стало ещё больше в кино, в театре, в новой литературе, в СМИ и в соцсетях. А как вы относитесь к этому запрету?

– Я считаю, что запретить обсценную лексику можно только в определённых сферах. В официально зарегистрированных СМИ, например. Но реально ли всё отследить и привлечь к ответственности за использование мата?

– Получается, как в том анекдоте: «Не нравится? А ты в наш садик не ходи». Но, если говорить серьёзно, на мой взгляд, мат сегодня вышел из всех  берегов. Идешь по улице, и он раздается из уст и молодых людей, и девушек, и людей старшего поколения. Матерятся разные люди, порой довольно интеллигентные с виду. Как вы к этому относитесь?

– Отрицательно. Такие слова не использую. Меня коробит, когда слышу их.

– Матерились всегда. Но была какая-то прослойка, которая не употребляла мат. А сегодня он звучит во всех сферах. Чем это объясняется?

– Это, во-первых, способ выплеска негативных эмоций: уровень стресса сейчас очень высокий. Но, конечно, сказывается снижение культуры вообще  и  речевой в частности. Так, носители языка слабо осознают его стилевую дифференциацию. Люди перестают понимать, где можно сквернословить, а где нельзя. Я иногда слышу обсценное слово от студентов, чего раньше не было. Хотя студенты, естественно, знали эти слова и могли между собой материться. Но не в присутствии преподавателя – это другая сфера общения, деловая.

– Получается, в русский язык рванул мат и одновременно вторгаются англицизмы. Что остаётся от великого и могучего?

– Русский язык активно реагирует на все изменения, происходящие в нашей жизни. Вот, например, у нас уже два года пандемия, и сколько появилось новых слов! Слово ковид и образования от него: ковидный, ковидник. А ещё антимасочник, антиваксер. Фразеология типа ковидный диссидент, сестрица-удалёнушка и братец-диванушка. И это уже русский язык: слова склоняются или спрягаются по нашим правилам. Язык заполняет лакуны – как экономно и благозвучно называть то, что пока не имеет названия? То есть язык живет.

Конечно, это вызывает трудности у многих его носителей, потому что, как отмечал профессор Кронгауз, нам приходится, слушая тексты на родном языке, прибегать к «стратегии неполного понимания». Когда мы читаем текст и встречаем незнакомое слово, например, конвергенция, то пропускаем его: общий смысл понятен. Такое возникает с иностранным языком, когда на странице пять-шесть незнакомых слов – ну и бог с ними! Но на родном, кажется, мы должны понимать всё. Ан нет: новые слова приходят так быстро, что мы не успеваем их усваивать. Возникают проблемы с орфографией, когда мы не знаем, как писать, и вообще – ещё латиницей или уже можно кириллицей?

– Итак, в новой реформе основной упор делается как раз на правописание новых слов?

– Я думаю, что да.

– А те исключения из правил, которые есть сегодня, останутся?

– Если изменить правила и предложить писать жи, ши через ы, а чу, щу через ю, это будет огромный стресс для грамотных людей. Такие слова, как шына или щюка пришлось бы читать по буквам.

– Подводя черту, можно сказать, что грамотным людям не стоит опасаться грядущих изменений, а неграмотным всё равно придется учиться правописанию. 

Беседовал Михаил КЛИМЕНКОВ

Расписание транспорта

Полезные услуги